Постоянные разделы Shkaf knopka2.jpg Веб-квест.png Knopka setev2.jpg Логотип горизонт обрез.jpg Masterklass.jpg ПОМОЩЬ.png Web202.jpg
Текущие активности Knopkateecher.jpg Knopkaschool.jpg

Программа Память Сибири/Старый и новый Бердск глазами сибирского художника(Бердск)

Материал из Wiki-Сибириада
Перейти к: навигация, поиск


Памятьсибири.jpg
Участник Программы
"Память Сибири"


Историческое наследие Владимира Шарнина

Авторы исследования

Кирилл Балобин и Захаренко Полина

Руководитель

Марина Балобина

Место исследования

Обское водохранилище, где находился старый Бердск, город Бердск Новосибирская область

Список персоналий, которые характеризуют место

По воспоминаниям Владимира Шарнина

Цели и задачи исследования

  • Цель: определение роли творчества и воспоминаний Владимира Шарнина в сохранении исторической памяти о традициях, бытовом укдаде, развитии, масштабных переменах в жизни бердчан.
  • Задачи:

1.Провести исследовательскую работу в Бердском Историко-Художественном музее;
2.Познакомиться с воспоминаниями и творческими работами Владимира Шарнина;
3.Создать слаид-шоу и видео-ролики на основе обработанного материала;
4.Записать и оформить данный материал

Форма исследования

  • за основу взяли воспоминания Владимира Шарнина, записанное музейными работниками. Прочитали и исследовали

Исследование

Наш рассказ посвящён Владимиру Николаевичу Шарнину (1921-2002) - одному из первых бердских художников, посвятившему свой большой талант родному городу, родной сибирской природе.

Воспоминания о детстве. Жизненный уклад семьи. Школьные годы.

фото из музейного архива

  • Наш рассказ посвящён Владимиру Николаевичу Шарнину (1921-2002) - одному из первых бердских художников, посвятившему свой большой талант родному городу, родной сибирской природе. Его родители: мать - Шарнина (Карнишина) Татьяна Яковлевна (1892-1965), отец - Шарнин Николай Гаврилович (1885-1965) - коренные бердчане. Мамины родители – дед Яков и бабушка Зиновья приехали из Казани. Родители отца всю жизнь прожили в Бердске. По воспоминаниям Владимира Николаевича «отец был мужественным, сильным,умеренного характера, мастеровым человеком: сапожник, пимокат, столяр, плотник. Мама - почти неграмотная из-за суеверия родителей, характером крутая, но добрая и гостеприимная, общительная и открытая, любимица родственников и знакомых.
  • Семейные праздники проводили рационально, весело. Маме, по тем временам, выпала нелёгкая доля домохозяйки: огород не менее 20 соток, держали корову, воду брали из Оби, на крутой берег мама поднималась с коромыслом через плечо, а на нём два ведра воды, и так много раз в день.»
  • По рассказам родителей Владимира Шарннина, до революции 1917 года жизненный уклад семьи был крепким. Обыденная одежда, ручники, половики, скатерти в основном были самотканые. У бабушки был ткацкий станок, он стоял посреди избы, ткали на станке по очереди, у каждой женщины была своя обязанность. Мужчины отвечали за порядок во дворе, уход и кормление живности, заготовку дров. Во дворе стояла техника: плуг, борона, сеялка, крупорушка ручная, молотилка, сенокосилка, жнейка. Также была во дворе небольшая кузница с горнилом и наковальней, станок для ковки лошадей.

Орудия труда в селе в начале 20 века


В самотканую льняную одежду члены семьи Шарниных одевались в обыденное рабочее время, а в праздники, на прогулку или на базар одевались в ситцевые или шёлковые платья и рубашки, чтобы и «на людей посмотреть, и себя показать».

Мужская будничная одежда нач. 20 века

Девичий праздничный наряд нач. 20 века


  • Конец 20-х начало 30-х в памяти Владимира Шарнина сохранилось как время раскулачивания. «Мы видели своими глазами, как у соседей Плюсниных куда-то уводили со двора лошадь, корову. У них были дети. Всю семью посадили в повозку со скарбом и увезли» В этот период отец Владимира Николаевича вступил в партию, но вскоре из неё вышел, по словам мамы, он был против раскулачивания.
  • Годы учебы в школе проходили менее чем успешно. Во втором классе Владимир Шарнин учился повторно. Приходилось помогать маме во время её работы на зерновом складе купца Горохова, «плицами подсыпали пшеницу к транспортёру». Школа располагалась в двух домах от церкви, и однажды, во время большой перемены ребята увидели большую толпу собравшихся людей, устроивших потасовку с теми, кто верёвками стягивали с колокольни большой колокол.

Во время каникул помогал по дому, собирал лесные ягоды: землянику, клубнику, бруснику, чернику, костянику, чёрную и красную смородину, черёмуху, ежевику. Местом сбора ягод был остров Забока, назван он так был потому, что Бердск располагался вдоль берега реки Оби, а вниз по берегу, как бы сбоку, разделённый протокой Берди, находился остров. Работа в огороде так же отнимала немало времени, выращивали картофель, морковь, лук, редьку, репу, бобы и. т. д. Осенью была заготовка и засолка лесных грибов.

  • Но, к сожалению, 30-е годы были в жизни семьи самым тяжким периодом, приходилось испытывать и голод, и холод. Освещение дома и в школе с помощью керосиновых ламп или лучин, отопление дровами собственноручной заготовки, лес рубить запрещалось, весь Бердск отапливался лесными отходами. По словам Владимира Николаевича «печи русские требовалось топить каждый день, круглый год пекли хлеб в русских печах. Зимы в те годы почему-то очень холодными были, в 40-градусные морозы с ветром с одним кусочком хлеба ходили с снкамиза тальниковым сушняком через голое снежное Обское пространство. Этот хворост не так просто было добыть из-под снега , погрузить на санки, длинные деревины надо было уложить так, чтоб они не волочились, воз получался высоким, вертлявым, с боку на бок переваливался, определённой дороги не было, санки утопали в сугроб, если ветер в лицо, то случались и частичные обморожения». А во время летних каникул, если выдавлись свободные минутки, Владимир Николаевич вместе с друзьями загорал на берегу Оби, или играли в подвижные игры, такие как «бить-бежать», в бабки, лапту, городки. Бывало переплывали Обь, а на том берегу были заливные луга, где вырастала сочная, сладкая, зелёная трава – лук луговой, он был и съедобен, но рвать его надо было в определённый летний день, иначе он терял вкусовые качества. В Оби водилось много рыбы – нельма, осётр, стерлядь, кастрюк, язь, чебак, подъязок, окунь, ёрш, пескарь, щука, налим.
  • Интересны воспоминания о закалке характера и воспитании смелости: «Среди своих сверстников я был самым рослым, приходилось заступаться, выручать из всяких бед своего младшего брата. Смелость вырабатывалась при помощи прыжков с высокого крутого яра, не обходилось и без травм. Однажды, во время весеннего ледохода, берег был влажным, мы затеяли прыжки, состязались кто дальше. Я решил перещеголять всех, прыгнул, вместо приземления получился трёх или четырёх-кратный сальто-мортале, я упал на глинистый грунт и проскользнул под льдину, которая возвышалась над берегом, там была вода, подмочило немного, но обошлось благополучно».

Юношеские заботы

  • Седьмой класс Владимир Шарнин заканчивал в вечерней школе. По его словам «нужда перехлестнула всё моё желание учиться, я пошёл работать по найму. Работал на строительстве новой кирпичной школы, копал траншеи под фундамент. Приходилось работать и тестомесом Бердской пекарни, затем двоюродный брат Бодров Александр Тимофеевич - единственный художник в старом Бердске, работавший в то время маляром в Бердском санатории, пристроил меня туда же на должность подмастерья художника. Подмастерье не давало материальной выгоды, но зато я был удовлетворён перспективой, ведь это моего духа занятие – художественно-малярное дело. Дальше мне ничем заниматься не хотелось, кроме живописного дела. Устраивался на всякую работу, которая хотя бы относительно была связана с художеством. Однажды встретился я с другом Комлевым Александром, вместе учились и прыгали с яра, он работал в деревне Нижняя Ельцовка в сапожной мастерской и сообщил, что в деревне организуется живописно-ковровая мастерская. Я, не раздумывая, поехал, договорился, приняли с испытательным сроком». Примерно через год мастерскую перевезли в Новосибирск, в ней Владимир Шарнин проработал почти до мобилизации в армию.
  • Интересны воспоминания Шарнина о свободном времяпрепровождении. «Ребята моего возраста, товарищи и друзья, иногда собирались, выходили с гитарой, домброй на наш обской крутой яр и развлекали себя, как могли. Ближе к осенним дням ребят осенила мысль сделать шлюпочный поход вверх по Оби под парусами, и мы это осуществили. Все ребята были членами ОСВОДА (общество спасения на водах), как призывникам, спасательная станция выделила четырёхвёсельную шлюпку под парусом. Поднимались вверх по течению под парусом, потом ветер затихал, тянули шлюпку бечевой как бурлаки; когда берег переходил в мелководье, садились за вёсла и гребли. Таким образом, к вечеру миновали деревни Ельцовку, Сосновку, Бурмистрово, в Атаманово решили причалить в виду приближающихся сумерек. В нашу обязанность входило проводить агитационно-массовое мероприятие по правилам спасения утопающих, и бригада пошла в народ с гармошкой, гитарой, домброй – давать концерты, проводить мероприятия. В Атаманово нас заслуженно снабдили продуктами деревенской кулинарии и овощами.
  • С песнями:

«Гоп, стоп, цирапкоп, деревня Атаманово,
Купили девушки вина, напоили допьяна»
и
«Ты не жди меня, Маруся,
Я надолго отплыву,
А как ноженьки промокнут,
Я обратно приплыву»
мы отправились дальше. Ветер дул попутно, незаметно доплыли до деревни Быстровка, там долго не задерживались, проводить мероприятие не с кем, народ был занят на работе. В деревне Завьялово быть не пришлось, селение находилось на большом расстоянии от берега. В районе Завьялово определились на острове с песчаной отмелью, развели костёр, поужинали, бодрствовали по очереди. На рассвете – в обратный путь вниз по матушке Оби, испытывали истинное удовольствие плыть свободно, вместе с течением обского пространства. Без руля и без ветрил, это был последний прощальный поход моей молодости. В начале сентября 1940 года пришла повестка о времени призыва на военную службу».

Фронтовая молодость

  • О начале Великой Отечественной войны Владимир Шарнин узнал во время прохождения срочной службы в Забайкалье по охране и обороне железнодорожного моста – стратегически важного объекта, в зенитно-пулемётной роте. В этот период солдатская служба претерпела изменения и приобрела иное содержание – сержантская военно-подготовительная школа. Это значит усиление всех видов боевой подготовки в несколько раз по отношению к мирному времени. Весной 1942 года Владимира Шарнина отправили на фронт. По прибытии в Москву солдат строем провели по Красной площади, потом зашли на мост через Москва-реку и подошли к Третьяковской галерее. Владимир Николаевич вспоминает: «Я глазам своим не поверил, ужель та самая! Ещё у ребят переспрашиваю – та самая? Здесь я ощутил настоящее вдохновение, судьба свела меня с подлинным искусством, с которым я решил связать своё существование. Когда я увидел всё то, о чём не мог мечтать, сказал себе, за всё это виденное, можно без страха и упрёка, своей жизнью защитить красоту мирскую».
  • Весной 1942 года под Москвой на станции Рублёво образовалась фронтовая зенитно-артиллерийская дивизия, в неё входила пулемётная рота крупнокалиберных пулемётов, в которой прошёл всю войну В. Н. Шарнин. Его боевой путь начался от Москвы , через Волоколамск, на Смоленск, Оршу – это главные города в прямом направлении западного движения, без побочных пунктов, где были конкретные боевые действия, далее Могилёв, Березино, Минск, Новогрудок, Лида, Гродно. Польша: Белосток, Ломжа, Короленко, Торунь, Грудзенск, Данциг, Быдгош, Накло, Пила, Штетин. Германия: Прейцлау, Нойбранденбург, Варен, это последний город, в котором была встречена победа.
  • По окончании войны Владимир Николаевич более полутора лет служил в Германии. Боевые военные подразделения перешли на мирную обстановку. Клубы, театры отошли в ведение военных. Владимира Шарнина, как художника, освободили от строевой службы, перевели на клубную работу. Он жил в господском двухэтажном доме, напоминающий Бердский дом культуры, здесь было и рабочее место художника. Нагрузка немалая: писал декоративные панно для сцены на тему разных праздничных дат, портреты партийных деятелей, декорации к спектаклям и прочие оформительские работы.

Летом 1946 года Владимир Шарнин демобилизовался. Вот его слова: «Едем домой с мечтами и надеждой – возродить наши лучшие традиции созидательной и духовной жизни!»

Город, дважды рожденный

фото из музейного архива

  • Радостное возвращение в родной город, пиршества в честь встречи с родными, близкими и знакомыми остались позади, началась будничная мирная жизнь. Так описывает впечатления о послевоенном Бердске Владимир Шарнин: «Хожу, смотрю на свой родной город, глазам больно, как его война подмяла. Церковь обкорнали до безобразия, сделали из неё городской центр культуры. К Бердскому дому отдыха, который стоял на берегу Оби чуть выше города по течению, вплотную сделали туберкулёзный санаторий. Покошенные заборы, хилые дома, опустошённые дворы не были редкостью. Обстановка неустроенности наводила тоску».
  • Трудовую деятельность Владимир Шарнин начал в Бердском доме культуры, том, что располагался в церкви. Через некоторое время перешёл на работу в Бердскую фотографию. Но мечта о настоящем художественном творчестве не давала Владимиру Шарнину покоя. С целью приобретения опыта и знаний театрально-декоративного мастерства в 1948 году он обратился в администрацию Новосибирского государственного театра оперы и балета и был принят в качестве стажёра художником-декоратором. Владимир Шарнин вспоминает об этом периоде жизни: «Процесс живописно-декоративной работы при подготовке к премьере спектакля был невероятно трудоёмок. Кулисы, выгородки, архитектурно-живописные арки, роспмси по тюлю, росписи занавеса и т. д. – невозможно коротко описать всё то, как делаются декорации к спектаклям в Новосибирском театре оперы и балета. Однако, круглосуточная работа для меня не являлась обузой. Другой ночлежки кроме театра у меня в Новосибирске не было». Но мизерная зарплата и бытовая неустроенность вынудили Владимира Николаевича расстаться с театром, вернуться в Бердск и устроиться на работу на Бердский радиозавод оформителем.

Шли годы. В начале 50-х годов 20 века началось строительство Новосибирской гидроэлектростанции. Плотина электростанции длиной около 5 км. подняла воду реки на 20 м., образовав Новосибирское водохранилище (Обское море), длина которого достигает 250 км., а ширина — 25 км. Судьба Бердска в этом масштабном строительстве была не простая, город попадал в зону затопления. Поэтому в 1953 году подошло время переноса Бердска на новое место. В связи с этой обстановкой жителям города предстояло много хлопот. Государством было выдано денежное пособие – «подъёмные». Семье Владимира Шарнина так же выделили пособие и делянку соснового леса для постройки нового дома, в котором его родители и прожили до конца жизни. Сам Владимир Николаевич характеризует так этот период: «Что касается переноса Бердска, то проходило оно скороспешно, суетливо, без выявления и учёта исторической вековой народной культуры, быта и духовного наследия. Всё отторгнуто от мира настоящих и будущих поколений. Теперь мы спохватились и по крупицам собираем растерянное ворохами. Идеологам моральных устоев прошлых лет непростительно столь равнодушное отношение к ответственности перед древней историей Бердска».


Фотоальбом "Бердск: прошлое и настоящее."



  • Но, несмотря на все сложности переселения, город рос и развивался на новом месте. Дорог практически не было, весной и осенью грязь, зимой – снежные заносы. Строительство водопровода тоже требовало времени. Старожилы считают, что место, где вырос новый Бердск, было похуже того, где стоял старый: низкое, заболоченное. Зато практически у всех новое жильё оказалось больше, просторнее, чем старое. Общая площадь города увеличилась почти в 3 раза.

За красоту мира

  • Более 50 лет трудового стажа Владимира Шарнина связаны с его любимым занятием – творчеством, живописью. Ему так и не удалось получить профессионального художественного образования. На пенсию вышел в 1976 году из Бердского Дома культуры. Персональные выставки Владимира Шарнина проходили в Новосибирске, Бердске, Зыряновске, Усть-Каменогорске, Алма-Ате, Москве. Тематика работ Владимира Шарнина разнообразна – портрет, пейзаж, море и др. Но всё же родной город, знакомые и любимые окрестности, уютные уголки сибирской природы – являлись источником творчества Владимира Шарнина. Приводим его воспоминания: «В моём творчестве преобладает пейзажная живопись. Во времена моего раннего детства Бердск окружала девственная природа: чистый воздух, проточные реки с прозрачной водой, бескрайние просторы лесов, полей, озёр. Я не мог без ликования входить в лес или быть на берегу реки, с наслаждением всматриваясь в её даль и встречая восход солнца. Восхищению моему не было предела. Эту любовь к природе я пронёс через всю суровость моего жизненного пути.».
  • Владимир Шарнин ушёл из жизни в 2002 году. Благодаря родным и близким художника, сохранилась его автобиография, картины Шарнина хранятся в Бердском историко-художественном музее, они имеют не только художественное, но и этнографическое значение. Уже нет тех домов и улиц Старого Бердска, но в полотнах Шарнина они есть и наполнены жизнью. А его воспоминания и размышления о собственной нелёгкой жизни, о родном городе, его чудесные картины дают возможность молодому поколению бердчан окунуться в историю своего города и понять, что каждый из нас оставляет частицу себя в том месте, где родился и где живёшь.

На своих картинах Владимир Шарнин запечатлел улицы, природные уголки старого Бердска, которых уже нет. Но на его картинах они полны жизни.


Выставка картин "За красоту мира."

Анализ

  • В ходе данного исследования определилось, что картины и воспоминания Владимира Шарнина являются историческим наследием города Бердска. Воспоминания дают возможность узнать о семейном, бытовом укладе жизни бердчан. На картинах с фотографической точностью изображены как уголки Старого Бердска, затопленного в период постройки плотины электростанции на Оби, так пейзажи и зарисовки строительства города на новом месте. В настоящее время картины и подробные воспоминания художника хранятся в Бердском Историко-Художественном музее, картина «Старый Бердск» представлена на постоянной экспозиции. Наследие художника является очень ценным материалом для сохранения и пополнения истории города.

Рефлексия авторов исследования

  • Исследовательская работа о жизни и творчестве Владимира Шарнина помогла глубже узнать быт и историю своего города. Родные и близкие художника сохранили своеобразную автобиографию – тетрадь с записанными в разное время воспоминаниями. Бердский Историко-Художественный музей любезно предоставил данные материалы библиотеке для ознакомления. Интересным и полезным было внимательное прочтение автобиографии, многие бытовые эпизоды из жизни бердчан рассказывают о трудолюбии, крепких семейных традициях, о преодолении трудностей и вызывают искреннее восхищение людьми, пережившими сложные периоды в жизни страны – раскулачивание, войну, перенос города с одного места на другое.
  • В ходе данного исследования появился интерес к более глубокому изучению темы переноса города на новое место, поиска возможности общения со старожилами и сохранения данного материала в библиотеке. В 2016 году Бердск будет отмечать 300-летие со дня основания, поэтому история, собранная по крупицам, интересно и современно оформленная, будет интересна и юным бердчанам.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты